Право России. Законодательство в интернет. Библиотека права
 
LawRU.info
Курсы валют
08.11.2014
59.3
49.3
47.9
7.8
75.8
Рейтинги


Рейтинг@Mail.ru

Вы находитесь на старой (архивной) версии сайта "Правовая Россия". Для перехода на новый сайт нажмите здесь.

Определение Верховного Суда РФ от 15.11.1999 N 21-В99-12 ДЕЛО по ИСКУ в ЧАСТИ ПРИЗНАНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ на ДОМ и ПРИЗНАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ СДЕЛОК в ОТНОШЕНИИ ДОМА НАПРАВЛЕНО на НОВОЕ РАССМОТРЕНИЕ в СУД ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ, ПОСКОЛЬКУ ИСКОВЫЕ ТРЕБОВАНИЯ УКАЗЫВАЛИСЬ ИСТЦОМ в ТРЕХ ЗАЯВЛЕНИЯХ в РАЗНЫХ РЕДАКЦИЯХ, СУДОМ не БЫЛИ УСТАНОВЛЕНЫ КОНКРЕТНЫЕ ОСНОВАНИЯ и ОБЪЕМ ИСКОВЫХ ТРЕБОВАНИЙ, в СВЯЗИ с ЧЕМ Решение СУДА...

Текст документа по состоянию на 1 марта 2008 года (архив)


                  Верховный Суд Российской Федерации
                                   
                              Определение
                        от 15 ноября 1999 года
   
                                                      Дело N 21-В99-12
   
       Судебная   коллегия  по  гражданским  делам   Верховного   Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,
       судей                                           Макарова Г.В.,
                                                       Соловьева В.Н.
   
       рассмотрела  в  судебном  заседании  от  15  ноября  1999  года
   гражданское  дело по иску К. к К.Р. о признании права собственности
   на  дом  и признании недействительными сделок в отношении  дома  по
   протесту   заместителя  Председателя  Верховного  Суда   Российской
   Федерации  на  решение Нальчикского городского суда  от  5  февраля
   1998  года,  определение  судебной коллегии  по  гражданским  делам
   Верховного  Суда Кабардино-Балкарской Республики от 10  марта  1998
   года  и постановление президиума этого же суда от 10 июня 1999 года
   в части отказа в удовлетворении иска К.
       Заслушав  доклад  судьи  Верховного Суда  Российской  Федерации
   Г.В.Макарова,  заключение  прокурора  Генеральной  прокуратуры   РФ
   Гермашевой  М.М.,  полагавшей  протест  подлежащим  удовлетворению,
   Судебная коллегия
   
                              установила:
   
       К.  в  сентябре 1995 года обратился в суд с иском к К.Г. и К.Р.
   (соответственно отцу и племяннику) о признании права  собственности
   на  5/8 долей дома N 18 по ул. Дзержинского в г. Нальчике по мотиву
   того,  что он материальными средствами и физическим трудом  с  1962
   года   участвовал   в  строительстве  указанного  дома,   постоянно
   проживал  в  нем, производил необходимые платежи, но отец,  на  имя
   которого  был  зарегистрирован дом, в 1994 году  подарил  дом  К.Р.
   (соответчику  по  делу). Кроме того, это было сделано  несмотря  на
   то,  что  после  смерти  в 1985 году К.К.  (матери  истца,  жены  и
   бабушки  ответчиков)  истец,  как проживавший  в  доме,  фактически
   принял  наследство. Просил признать заключенный  между  ответчиками
   договор  дарения  дома  недействительным. Просил  также  определить
   порядок пользования земельным участком (л.д. 4 - 14).
       До  рассмотрения дела по существу К. представил  в  суд  другое
   исковое   заявление,  в  котором  просил  признать  за  ним   право
   собственности   уже   на   весь  дом,  а   договор   дарения   дома
   недействительным  по  мотиву возведения  дома  за  счет  лично  его
   средств  и  труда  и несоблюдения отцом имевшейся договоренности  о
   перерегистрации  дома  на  имя истца, так  как  отцу  была  оказана
   помощь в строительстве другого дома (л.д. 40 - 46).
       в  дополнительном  заявлении от 26  сентября  1996  года  истец
   просил  признать  недействительными все  состоявшиеся  в  отношении
   дома  сделки, выписать из дома К.Р. и вселить в дом его семью (л.д.
   125).
       К.Р.  в  ноябре 1996 года предъявил встречный иск (К.Г. умер  в
   апреле  1996  года)  к К. о взыскании 60874622  руб.,  составляющих
   задолженность последнего за пользование домом (л.д. 140 - 145).
       Решением  Нальчикского городского суда от 5 февраля 1998  года,
   оставленным   без  изменения  определением  судебной  коллегии   по
   гражданским  делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской  Республики
   от   10  марта  1998  года,  в  удовлетворении  первоначального   и
   встречного исков отказано.
       Постановлением  президиума Верховного Суда Кабардино-Балкарской
   Республики  от  10  июня  1999  года  оставлен  без  удовлетворения
   протест   заместителя  Председателя  Верховного   Суда   Российской
   Федерации,  в  котором ставился вопрос об отмене  решения  в  части
   отказа  в  иске  К.  и направлении дела в этой же  части  на  новое
   рассмотрение.
       в  протесте,  внесенном  в  Судебную коллегию  Верховного  Суда
   Российской  Федерации, ставится вопрос об отмене всех вышеуказанных
   судебных постановлений в части отказа в иске К. и направлении  дела
   в  этой  же  части на новое рассмотрение по мотиву того, что  вывод
   суда  по  делу сделан без точного определения предмета и  оснований
   иска.
       Отказывая  в  удовлетворении первоначального иска,  суд  считал
   установленным  и  исходил из того, что истцом не было  представлено
   доказательств, которые подтверждали бы обоснованность его  доводов,
   и  имеется  решение  суда  о выселении истца  из  дома,  в  котором
   указано, что он застройщиком и совладельцем дома не является.
       Суждение суда по делу в опротестовываемой части нельзя признать
   законным,   поскольку  оно  фактически  сделано  без   установления
   оснований  и  объема требований истца, в то время как это  являлось
   необходимым (ст. ст. 126, 197 ГПК РФ).
       Как   отмечено  выше,  основания  и  объем  исковых  требований
   указывались истцом в трех заявлениях в разных редакциях.
       в  решении  суда  указано, что К. обратился в  суд  с  иском  о
   признании  права  собственности на дом,  признании  факта  принятия
   наследства   части   дома   и  признании  договора   дарения   дома
   недействительным. До рассмотрения дела по существу изменил  исковые
   требования и таковыми стали: признание права собственности на  дом,
   признание договора дарения недействительным и вселение в дом.
       Действительно, в протоколе судебного заседания  от  20  августа
   1997  года  указано, что К. отказывается от заявления в его  первой
   редакции  и просит рассмотреть дело по новому заявлению (л.д.  87).
   в  дополнительном заявлении просит признать все сделки в  отношении
   дома  недействительными  (л.д. 125). в  судебном  заседании  от  27
   февраля  1997  года  истец указывал, что свой  иск  поддерживает  в
   полном объеме (л.д. 173).
       Однако  эти  объяснения давались истцом при первом рассмотрении
   дела,  решение  суда  по  которому затем было  отменено.  Протоколы
   судебных   заседаний  при  новом  разбирательстве   дела   отражают
   объяснения  и  показания участвующих в деле  лиц,  касающиеся  лишь
   конкретных  обстоятельств строительства дома  и  взаимоотношений  в
   семье  К-х,  в  них не отражено позиции истца в части  оснований  и
   объема   его   требований,  а  следовательно,   решение   по   делу
   постановлено  без  установления  обстоятельств,  на  которых  истец
   основывает  свое требование, и объема последнего. в то же  время  в
   решении   суда  указано  об  отсутствии  оснований  для   признания
   недействительным  завещания  К.Г. от 1985  года,  составленного  им
   после  смерти жены также в пользу К.Р., что указывает  на  то,  что
   вопрос   наследования  доли  К.К.  в  имуществе  являлся  предметом
   обсуждения  в  суде, хотя, как отмечено выше, предметом  спора  при
   новом рассмотрении дела требование о праве собственности на дом  по
   мотиву наследования предметом рассмотрения суда не являлось.
       При  указанных выше заявлениях истца по основаниям и объему его
   исковых   требований  и  учитывая,  что  судом  высказано  суждение
   относительно  завещания  К.Г.,  нельзя  согласиться  с   тем,   что
   первоначально указанное требование истца о признании за  ним  права
   собственности  на  часть  дома по праву наследования  после  смерти
   матери  в  силу  фактического принятия наследства  затем  не  стало
   составлять  основания  и  предмета его иска.  в  заявлении  (вторая
   редакция)  истец указал о том, что не требовал наследственной  доли
   после  смерти матери в доме в г. Баксане, но ничего не  указывал  в
   этой части относительно дома, о котором возник спор (л.д. 45).
       Что касается ссылки суда по данному делу на решение суда от  16
   июня 1995 года, которым семья К. по иску К.Р. выселена из дома,  то
   оно  преюдициального значения для данного дела не имеет,  поскольку
   тогда  суд  исходил  из  правоустанавливающих  документов  о  праве
   собственности  на  дом,  по  которым  собственником  дома  в   силу
   заключенного  между  К.Г. и К.Р. договора  дарения  значился  К.Р.,
   признанный  нуждающимся  в  пользовании  домом.  в  самом   решении
   указывалось,   что  суд  не  исследует  обстоятельств,   касающихся
   претензий ответчика (К.) на дом, из-за отсутствия такого иска.
       При указанных выше обстоятельствах вывод судебных инстанций  об
   отказе  в  иске К. без установления конкретных оснований  и  объема
   его  иска  по  спору  о праве собственности на дом  не  может  быть
   признан правильным.
       Отклоняя  ранее  внесенный протест, президиум  Верховного  Суда
   Кабардино-Балкарской  Республики сослался на  то,  что  в  судебных
   заседаниях  5 декабря 1997 года, 4 и 5 февраля 1998 года  К.  четко
   изложил  свои  требования по предмету и основаниям иска,  а  именно
   требовал  признания за ним права собственности на  дом,  о  котором
   возник  спор, мотивируя это тем, что последний возводился лично  им
   и   на   его   средства,   и  по  этой  причине   просил   признать
   недействительными все сделки в отношении дома. Такая позиция  истца
   не  дает  оснований считать, что решение по делу было  постановлено
   без  установления  оснований  и объема  его  требований.  Президиум
   также  указал на то, что в настоящее время в Нальчикском  городском
   суде находится дело по иску К. к К.Р. о взыскании произведенных  на
   строительство  дома  затрат.  При  таких  обстоятельствах  отменять
   состоявшиеся   по   делу   судебные   постановления    по    мотиву
   дополнительного выяснения позиции К. необходимости не имеется.
       с  суждением  президиума  Верховного Суда  Кабардино-Балкарской
   Республики,   как   опровержением  доводов  протеста,   согласиться
   нельзя.  Приведенные в постановлении выдержки из объяснений  К.  не
   отражают   полного   смыслового  содержания   его   объяснений   по
   заявленному  иску.  Требование о признании права  собственности  на
   весь  дом мотивировалось им не только тем, что он строил его  (л.д.
   261,  312,  324),  но  и тем, что он помогал отцу  в  строительстве
   другого  дома,  а  следовательно,  рассчитался  за  полученную   от
   последнего   помощь;  семья  отца  проживала  в  другом   месте   и
   фактически   дом   был   оставлен  истцу   с   условием   окончания
   строительства  дома своими силами (л.д. 261, 262,  310,  311,  313,
   324).
       Объяснения  К.  в их совокупности не давали оснований  считать,
   что  его требование основано только на том обстоятельстве,  что  он
   один построил ставший предметом спора дом. в обоснование иска,  как
   отмечено  выше,  истец указывал о своем частичном, но  определяющем
   участии  в  строительстве дома, наличии договоренности  с  отцом  о
   том,  что  дом остается ему при условии окончания его строительства
   своими силами, что им и было сделано.
       Кроме  того, как первоначальное решение по делу от  27  февраля
   1997  года  об  удовлетворении иска, так и определение кассационной
   инстанции  о его отмене (15 апреля 1997 г.) основывались только  на
   обстоятельствах  строительства дома. При  новом  рассмотрении  дела
   суду  рекомендовалось более полно исследовать вопросы строительства
   дома,  достоверность представленных документов и т.п., что судом  и
   было   выполнено.  Однако  при  новом  рассмотрении  дела  суд   не
   освобождался  от  обязанности  исследования  и  оценки  вопросов  о
   недействительности  сделок  с  домом,  поскольку  они   истцом   не
   снимались  и, как отмечено выше, судом отказано в признании  сделок
   недействительными, но мотивов этому не приведено.
       При  неправильно разрешенном споре о праве собственности на дом
   не  может  быть  признано состоятельным и  основанием  к  отказу  в
   пересмотре  дела  то  обстоятельство, что  после  решения  суда  по
   настоящему  делу  К.  по тем же основаниям и к  тому  же  ответчику
   обратился с иском о возмещении расходов на строительство дома.
       При  новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное,
   уточнить  исковые требования истца и решение по делу постановить  с
   учетом требований норм процессуального и материального права.
       На  основании  изложенного,  руководствуясь  ст.  324  ГПК  РФ,
   Судебная коллегия
   
                              определила:
   
       отменить решение Нальчикского городского суда от 5 февраля 1998
   года,   определение   судебной  коллегии   по   гражданским   делам
   Верховного  Суда Кабардино-Балкарской Республики от 10  марта  1998
   года  и постановление президиума этого же суда от 10 июня 1999 года
   в  части  отказа в удовлетворении иска К. и дело в  этой  же  части
   направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение.
   
   


Полезная информация
Инфо
---




Разное