Право России. Законодательство в интернет. Библиотека права
 
LawRU.info
Курсы валют
08.11.2014
59.3
49.3
47.9
7.8
75.8
Рейтинги


Рейтинг@Mail.ru

Вы находитесь на старой (архивной) версии сайта "Правовая Россия". Для перехода на новый сайт нажмите здесь.

Определение Верховного Суда РФ от 26.11.1998 N 16-В98ПР-31 ИСК о ВЗЫСКАНИИ НЕУСТОЙКИ и КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА УДОВЛЕТВОРЕН ПРАВОМЕРНО, ПОСКОЛЬКУ ОТВЕТЧИКОМ НАРУШЕН СРОК ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ по ДОГОВОРУ

Текст документа по состоянию на 1 марта 2008 года (архив)


                  Верховный Суд Российской Федерации
                                   
                              Определение
                        от 26 ноября 1998 года
   
                                                    Дело N 16-В98пр-31
   
       Судебная   коллегия  по  гражданским  делам   Верховного   Суда
   Российской Федерации в составе:
   
       председательствующего                          Манохиной Г.В.,
       судей                                          Пирожкова В.Н.,
                                                        Еременко Т.И.
   
       рассмотрела в судебном заседании от 26 ноября 1998 г.  дело  по
   протесту   заместителя  Генерального  прокурора   РФ   на   решение
   Красноармейского районного суда г. Волгограда от 25  сентября  1997
   года,   определение   судебной  коллегии   по   гражданским   делам
   Волгоградского   областного  суда   от   3   декабря   1997   года,
   постановление президиума Волгоградского областного суда от 19  июня
   1998 года.
       Заслушав  доклад  судьи  Верховного  Суда  РФ  Пирожкова  В.Н.,
   объяснения  К.,  заключение  прокурора Генеральной  прокуратуры  РФ
   Гермашевой  М.М.,  поддержавшей доводы протеста, Судебная  коллегия
   по гражданским делам Верховного Суда РФ
   
                              установила:
   
       23    декабря   1994   года   между   строительной    компанией
   "Градостроитель"  и  К.  был  заключен договор,  согласно  которому
   строительная  организация обязалась построить дом с предварительным
   сроком  ввода  его  в  эксплуатацию  в  1  квартале  1996  года   и
   выделением   в   нем   К.  четырехкомнатной  квартиры   исходя   из
   ориентировочной  стоимости  квартиры в  сумме  41700  тыс.  руб.  В
   период  1994  -  1995  годов К. уплатила в счет стоимости  квартиры
   82950  тыс. руб. Однако в установленный срок дом не был построен  и
   квартира  К.  предоставлена  не  была.  в  январе  1997   года   по
   соглашению   сторон  договор  был  расторгнут   и   К.   возвращены
   уплаченные ею денежные средства.
       Прокурор Красноармейского района г. Волгограда обратился в  суд
   с  иском  в  интересах  К.  о  взыскании со  строительной  компании
   "Градостроитель" неустойки и компенсации морального вреда  в  связи
   с  тем,  что  ответчик не исполнил обязательство по договору  и  не
   представил К. в 1 квартале 1996 года квартиру.
       Решением  Красноармейского районного суда г. Волгограда  от  25
   сентября   1997   года   заявленные  прокурором   требования   были
   удовлетворены, со строительной компании "Градостроитель"  в  пользу
   К.  взыскана неустойка в сумме 82950 тыс. руб., а также компенсация
   морального  вреда  в  размере  3 млн.  руб.  Определением  судебной
   коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда  от  3
   декабря   1997  г.  размер  неустойки  снижен  до  45   млн.   руб.
   Постановлением  президиума Волгоградского  областного  суда  от  19
   июня 1998 года отклонен протест прокурора области.
       в  протесте  заместителя  Генерального  прокурора  РФ  ставится
   вопрос  об  отмене указанных судебных постановлений  и  направлении
   дела на новое рассмотрение.
       Судебная  коллегия, проверив материалы дела  и  обсудив  доводы
   протеста, не находит оснований для его удовлетворения.
       в   протесте   указывается,  что  договор  не   предусматривает
   окончательных  сроков строительства жилого дома и,  соответственно,
   предоставления  К.  квартиры. Согласно п. 1.2 договора  срок  ввода
   дома   в   эксплуатацию  в  1  квартале  1996   года   указан   как
   предварительный.  Поэтому  оснований для  применения  неустойки  за
   нарушение    сроков    предоставления    квартиры    не    имеется.
   Действительно, в п. 1.2 договора указан предварительный срок  ввода
   дома в эксплуатацию (1 квартал 1996 г.).
       Однако  в  этом случае и в соответствии с п. 2 ст. 314  ГК  РФ,
   когда  обязательство не предусматривает срок его  исполнения  и  не
   содержит  условий,  позволяющих определить этот  срок,  оно  должно
   быть  исполнено  в разумный срок после возникновения обязательства.
   Как  следует из материала дела, срок строительства дома, в  котором
   должна быть предоставлена квартира К., установлен в 17 месяцев.  На
   это  обстоятельство,  в  частности в судебном  заседании,  ссылался
   представитель  ответчика  (л.д.  84).  При  таких  обстоятельствах,
   когда   договор   не   содержит  условий,  позволяющих   определить
   окончательный  срок исполнения обязательства, в  данном  конкретном
   случае    следовало   исходить   из   обычных   сроков    окончания
   строительства дома. в связи с этим суд правильно исходил  из  того,
   что  дом должен быть сдан в эксплуатацию в 1 квартале 1996 года,  и
   поэтому  взыскал  неустойку в связи с нарушением  сроков  окончания
   работы с 1 апреля 1996 года.
       По своей сути договор, по поводу которого возник спор, является
   договором  подряда.  По смыслу п. 1 ст. 432 ГК РФ  срок  исполнения
   договора признается существенным условием договора. с учетом  этого
   и  в  соответствии со ст. 708 ГК РФ в договоре подряда должны  быть
   указаны  сроки  выполнения  работ, в  том  числе  и  конечный  срок
   выполнения  работы. Согласно п. 2 указанной статьи сроки выполнения
   работы  могут  быть изменены в случаях и в порядке, предусмотренных
   договором.   Как   следует   из  п.  1.5   договора,   строительная
   организация  обязана  была  уведомить  К.  об  изменениях   условий
   выполнения   договора  для  принятия  согласованного  решения   или
   расторжения  договора. Между тем в связи с изменением сроков  ввода
   дома  в эксплуатацию истица в известность поставлена не была. Новые
   сроки  исполнения договора с нею согласованы не были. Представитель
   ответчика  также  пояснил,  что  мер  для  согласования  с  истицей
   изменения  сроков договора не предпринималось. Поэтому с  учетом  и
   этих  обстоятельств  следует признать  правильными  выводы  суда  о
   взыскании с ответчика неустойки за невыполнение условий договора.
       Суд  обоснованно не признал состоятельными доводы ответчика  об
   отсутствии его вины в нарушении срока исполнения обязательства.
       в то же время суд кассационной инстанции с учетом ст. 333 ГК РФ
   правильно   снизил  размер  неустойки,  взысканной   судом   первой
   инстанции.
       При   таких   обстоятельствах  Судебная  коллегия  не   находит
   оснований для отмены судебных постановлений по делу.
       Руководствуясь  п.  1 ст. 329 ГПК РСФСР, Судебная  коллегия  по
   гражданским делам Верховного Суда РФ
   
                              определила:
   
       решение  Красноармейского районного суда г.  Волгограда  от  25
   сентября  1997  года, определение судебной коллегии по  гражданским
   делам  Волгоградского  областного суда от 3  декабря  1997  года  и
   постановление президиума Волгоградского областного суда от 19  июня
   1998  г.  оставить без изменения, протест заместителя  Генерального
   прокурора РФ - без удовлетворения.
   
   


Полезная информация
Инфо
---




Разное